Моратти: “Думал о назначении Леонардо ещё в июне”

“Евро-Футбол.Ру” приводит самые любопытные моменты изобилующего тайнами и откровениями разговора президента “Интера

Что мы вообще знаем о всесильном президенте миланского “Интера” Массимо Моратти? Крупнейший итальянский нефтепромышленник получил свою долю в бизнесе благодаря собственному отцу Анджело Моратти, оставившего когда-то свою трудовую деятельность в корпорации “Сарас” С.п.А. В Милане Моратти считается одним из самых богатых жителей далеко небедного города страны. Массимо с головой окунается в любую деталь, связанную с работой. Его главной страстью остаётся любимое детище в лице миланского клуба. Для него он не жалеет ничего: ни крупных трат, ни влезания во внутренние дела соперников “Интера”.

Для футболистов “Интера” синьор Моратти остаётся отцом. Он готов прийти на помощь любому, кто в ней нуждается. Массимо – четвёртый сын Анджело Моратти. Его отец в раннем детстве привил всем своим детям любовь к “нерадзурри”. Сам Моратти-младший имеет пятерых детей. В 2010-м году Моратти было нелегко. В ушедшем году он привёл свой “Интер” к очередному чемпионству в Италии, подвергся критике со стороны специалистов, не сумел удержать у себя Жозе Моуринью. Приглашение Рафаэля Бенитеса было вынужденной мерой, но Моратти не проявил гибкость при работе с испанским тренером. Всё завершилось в декабре, когда после выставленного ультиматума, Моратти не пожелал мириться со строптивым и дорогим наставником, указав ему на дверь. В команду был приглашён Леонардо Араужо – человек “Милана”, с радостью принявший приглашение Моратти. “Евро-Футбол.Ру” приводит самые любопытные моменты изобилующего тайнами и откровениями разговора президента “Интера” с журналистами итальянской “Гадзетта Делло Спорт”.

С момента тренерской смены в “Интере” прошёл неполный месяц. Эти дни были трудными для Моратти: прощание с Бенитесом, приход Леонардо, первая победа нового тренера, согласованные условия с Бенитесом…

Президент Моратти, какие Вы испытываете ощущения?

– Ощущения реальности того, что мы теперь должны сделать: в чемпионате Италии, в Лиге чемпионов. Клубный чемпионат мира окрашивает моё сердце в чёрно-синие цвета команды, теперь мы просто обязаны продолжить путь с энтузиазмом. В нашей команде много молодых игроков, тиффози отлично встретили нас и порадовались вместе с футболистами общей победой. После многочисленных неудач на внутреннем фронте, нам ничего не оставалось, кроме как побеждать на клубном чемпионате мира. Теперь мы получили возрождённое доверие к себе. Осталось только продолжить выбранный путь. Я это всё говорю не для цинизма, а просто потому, что футбол не терпит иного к себе отношения.

Президент был очарован фигурой Леонардо?

– Ещё задолго до нашей встречи на базе “Интера” в Аппиано Джентиле, я чувствовал близкое чувство, граничащее с мужской дружбой, в отношении Леонардо. Мы с ним говорили уже сразу после того, как Лео был назначен на пост главного тренера “Милана”. Проходя мимо раздевалки “Интера” перед миланским дерби в прошлом году, мы перекинулись с ним парой фраз. “Руководство клуба вынужденно поставило меня на тренерское место. Я не рвался сюда. Я только не понимаю, зачем я им тут нужен” – неуверенно говорил мне Леонардо. Я нашёл в его согласии возглавить “Милан” не только элемент храбрости, но и испытание ума, собственной зрелости. Я ответил ему: “У “Милана” очень способное руководство, но ты собираешься так рисковать?”

Вы уже тогда видели его в качестве тренера “Интера”?

– Нет, конечно. Я думал, что ему удастся надолго стать успешным тренером в “Милане”. Возможно, в чём-то ему не повезло в составе “россонери”. Тем не менее, мне всегда было жаль, что он работает в “Милане”, а не в моей команде.

Говорят, что Вы обратились к мыслям по поводу фигуры Леонардо ещё в июне 2010-го года, сразу после ухода Моуринью?

– Да, я действительно думал о потенциальном назначении Леонардо Араужо после ухода Жозе Моуринью в мадридский “Реал”, но мне казалось странным и неправильным просить его подписать контракт с моей командой. Дело в том, что за пару недель до этого я имел обстоятельный разговор с ним, во время которого южноамериканец, не смущаясь ни минуты, раскрыл передо мной все карты, рассказав о том, что он желает взять некоторую паузу для отдыха после нервной работы на “Сан Сиро”. И, тем не менее, я всё ещё считал его наилучшим сменщиком Моуринью лично для себя. Понимаете, в такой команде, как “Интер”, тренерская смена должна проходить плавно и естественно. Вот и, по моему мнению, Леонардо мог совершенно естественно выступить преемником Моуринью. Я подумал, что у Лео есть сильные стороны, которые импонируют мне. У него крепкий хребет, способный выдерживать большое давление извне. Когда мы обратились в сторону Рафаэля Бенитеса, нам показалось, что его опыт будет полезен “Интеру”. Мы думали, что в ситуации, в которой оказалась команда после больших побед, испанский наставник разберётся без всяких проблем. Что было потом уже не важно. Каждый может оценить для себя пережитый всеми нами период времени и сделать определённые выводы.

Массимо Моратти
Дата рождения: 16.05.1944 г.
Место рождения: Боско-Кьезануова
Образование: окончил Университет “Либера Интернационале дели Стади Социале Гуидо Карли” в Риме
Активы: совладелец корпорации Сарас С.п.А, владелец и президент миланского “Интера”
Женат на Эмилии Босси. Имеет пятерых детей.
Посол Доброй Воли ООН.
Кавалер ордена За заслуги перед Итальянской Республикой.

Легко ли далось Вам приглашение Леонардо?

– Мы довольно быстро встретились друг с другом. Я не исключал, что бразилец может отказаться от моего предложения, у него могли быть естественные сомнения на этот счёт. Лео мог думать о себе всё, что угодно, кроме одного: он не чувствовал себя предателем в глазах всех “россонери”, потому что он им вовсе не является. В некоторый момент у него возникли трудности в тренерской работе. Я это сейчас говорю для всех игроков и болельщиков “Милана”: его прошлое было безупречным. Были и ошибки, но гораздо больше вещей носило положительный характер.

Вы предпринимали усилия к тому, чтобы заставить игроков понять, что команде следует кардинально измениться?

– Я считал ошибочным просить какой-то символ у игроков, которые бы могли подать мне знак о готовности к переменам. В таком случае, я поставил бы Рафаэля Бенитеса в очень неудобное положение, он бы мучился сам и мучил всех нас. Наоборот, до клубного чемпионата мира я каждый день поддерживал Бенитеса, не позволял футболистам ни в единой ситуации не согласиться с главным тренером. Никогда до клубного чемпионата мира футболисты не имели права высказаться о тренерской перемене.

Наступил день представления Леонардо Араужо…

– Меня в его приветствующей речи удивило и восхитило многое, особенно, как он говорил о Жозе Моуринью. Уметь положительно оценивать прошлое без тебя – дано не каждому, но тот, кто, верно расставит все точки над “i”, освободится от необходимости всё время оглядываться назад, сумеет сконцентрироваться только на будущем.

Есть общие вещи, которые просматриваются у Моуринью и Леонардо?

– Непосредственное восприятие действительности, чувство реализма. Я увидел в глазах игроков такое же внимание к персоне главного тренера, неведомый мне энтузиазм, чувство обязанности выкладываться перед ним на всю катушку.

Они ещё могут встретиться в “Интере”?

– Я думаю, что у Жозе Моуринью в уме есть гипотеза о возвращении в Милан, точно также он мечтал и мечтает о том, что когда-нибудь вернётся в “Челси”. Но я считаю, что людям в его возрасте не нужно возвращаться. Они обычно смотрят только вперёд, нацелены на постоянный профессиональный рост. Возвращение в “Интер”, конечно, можно считать перспективным продолжением карьеры для Моуринью, но я не верю, что португалец захочет реализовать этот сюжет в ближайшем будущем.

О чём Вы подумали, когда Рафаэль Бенитес попросил убрать фотографию Моуринью у стены Пинетины (место клубной базы “Интера” – прим. автора)?

“Да, я действительно думал о потенциальном назначении Леонардо Араужо после ухода Жозе Моуринью в мадридский “Реал”, но мне казалось странным и неправильным просить его подписать контракт с моей командой”

– Бенитес внимательно просмотрел всё наше прошлое, каждую фотографию. Когда он попросил сделать это, мы послушались его совету. Нам не хотелось заставлять тренера всё время сравнивать свою работу с результатами предшественника. Бенитес всегда видел напоминание о прошлом исключительно в чёрном цвете, как будто кто-то его в чём-то винил. Теперь, при Леонардо, подобное поведение уже просто недопустимо.

Где у Бенитеса было больше беспокойства: в “комплексе Моуринью” или в бесконечных словах о том, что ему не достаёт подкрепления с трансферного рынка?

– В отношении “комплекса Моуринью” я скажу следующее: это обычная разрешённая человеческая слабость, которая мне была даже симпатичной. Она была понятна. Бенитес, конечно, не был против стратегии усиления команды, я много разговаривал с ним, объяснял ему наши проблемы. Со стороны Рафаэля я только слышал о том, что нам нужны новые футболисты, а все “старики” физически истощены.

Но Бенитес настаивал на приобретении новых футболистов…

– Бенитес, также как и Леонардо, всегда понимали, о чём говорили. Достаточно было просто посмотреть на бюджет “Интера”: я, находясь на посту президента команды, а не просто главного тренера, понимал, что нельзя разрешить все проблемы команды только при помощи дорогостоящих покупок. Я думал, что тренер рано или поздно, поймёт меня. Я никогда не говорил Бенитесу: “Мы совершенно точно не будем покупать никогда новых игроков”. Я говорил следующее: “Мы посмотрим, оценим ситуацию все вместе, но, вне всяких сомнений, приобретения будут”. И я подтверждаю, что у меня по-прежнему великое доверие к нашим нынешним игрокам. Я считаю, что они способны на всё. Тот же Андреа Раноккья будет упорно работать на тренировках для того, чтобы стать членом основного состава. В общем, я не видел необходимости в суперприобретениях, но понимал, что нам нужны точечные усиления.

Почему у “Интера” было столько много травмированных игроков?

– Да уж, мы изрядно намучились с этой проблемой. Нас стали даже именовать “командой – рекордсменом по количеству травм в мире”. Вначале работы Бенитеса я думал, что нужно оставить тренера в покое, дать почувствовать ему самостоятельность. Рафа только-только прибыл в Италию, ему требовалось время на адаптацию. Однако, затем начался процесс, который не позволил всем спокойно делать свою работу. Были допущены грубые ошибки, которые привели к плачевным показателям.

Если бы Рафаэль Бенитес не произнёс те ультимативные заявления по поводу покупки новых игроков, он бы ещё сегодня работал в “Интере”?

“Бенитес, сделав несколько спорных заявлений, практически не оставил мне выбора, как поступить в этой ситуации”

– Возможно, у меня было бы больше терпения, я бы, по крайней мере, оценил с человеческой точки зрения его заслугу на клубном чемпионате мира. Получилось так, как получилось. Бенитес, сделав несколько спорных заявлений, практически не оставил мне выбора, как поступить в этой ситуации.

Лучано Спаллетти рассматривался когда-либо в качестве преемника Бенитеса?

– Заявляю вам совершенно честно, я никогда не рассматривал синьора Спаллетти. Я всегда высокого мнения о его квалификации, но я не собирался отвлекать его от работы с другим клубом. У меня сложились нормальные отношения с руководством “Зенита”, я не собирался их разрушать. И потом, я действовал уже со своей философией: следовало рисковать по-крупному, без чего, по моему мнению, не было бы эволюционного роста.

Вальтер Дзенга также был в списке возможных тренеров команды

– Господин Дзенга – это знамя, гордость, лицо “Интера” на все сто процентов. Если бы мы выбрали его, он должен был остаться в команде на долгие-долгие годы благодаря своему великому прошлому, которое он провёл в “Интере”, но для этого нужен опыт и готовность взвалить на себя громадную ответственность. Конечно, с его стороны, наше предложение было бы идеальным вариантом, но с моей стороны я посчитал нужным пока оградить его от неудобств.

Лето 2009-го года. В тот момент ситуация, при которой Златан Ибрагимович окажется в “Милане”, а Леонардо Араужо – в “Интере”, казалась просто невероятной.

– “Ибра” в “Милане”…Честно говоря, я думал, что ему удастся заиграть в Каталонии. И мне жаль, что всё вышло именно так, а не иначе. По моему мнению, его самого не обрадовала перспектива выступать за “Милан” (здесь синьор Моратти начал посмеиваться – прим. автора).

Марио Балотелли всё чаще высказывается на тему возвращения в Италию, причём именно в “Милан”. У “Интера” есть право уступки?

– Я никогда не имел комплекс искать в ком-то предателя. Для меня всегда на первом месте стоят желания и свободы игрока. В таком случае, мы бы следовали его желанию, а не нашей волей. Я убеждён, что ему просто необходим опыт в Английской Премьер-Лиге, ему не нужно что-то менять. Если у него хватит терпения, он потом будет благодарить весь английский футбол. Хватит ли ему терпения?

“Семье Моратти удалось по прошествии длительного периода времени забрать в коллекцию миланского “Интера” многочисленные кубки, трофеи, медали. Я нахожу этот момент превосходным!”

Пресса муссирует слухи о мифическом воссоединении Леонардо Араужо и Кака в “Интере”

– Кака – мужчина, похожий на Леонардо: он является другом для всех детей, совершенно чистый, искренний парень. Но я полагаю, что после залечивания травмы, ему хочется быть полезным мадридскому “Реалу” и Жозе Моуринью. Конечно, я понимаю заинтересованность в Кака со стороны Лео, главный тренер не раз говорил мне о своём соотечественнике.

Вы верите в возможность сохранения “скудетто” при Леонардо?

– Нашей команде много предстоит догонять своих прямых соперников. Мы должны набрать все свои запланированные очки и надеяться на то, что другие провалят концовку сезона.

На кого Вы можете положиться как на игрока для решающего рывка?

– На Хавьера Санетти – он самый близкий вариант к идеалу. Думаю также о Диего Милито, который сможет вплотную подобраться к форме Санетти.

Самый красивый момент для себя в 2010-м году Вы уже выбрали?

– Победа в Мадриде вывела нас в Абу-Даби, поэтому я ставлю именно на победу в финале Лиги чемпионов на мадридском стадионе “Сантьяго Бернабеу”.

А самый ужасный?

– Настоящее несчастье, произошедшее с Вальтером Самуэлем. Когда я встретился со своим центральным защитником, я видел его обезумевшие от горя глаза.

Самый красивый гол 2010-го года?

– Мяч Самуэля Это’О в ворота “Кальяри”, проведённый с фантастической точностью. Но всё же самое прекрасное, что было в том эпизоде – это его волевой дух, который он даёт команде. Вытерпев после ужасных выкрик с трибун, Это’О победно завершил эпизод в свою пользу.

“Интерист” года?

– Диего Милито: его два точных удара в финале Лиги чемпионов дорого стоят. Снейдер также колоссально сильно сыграл на протяжении всего года. Победит Иньеста в борьбе за “Золотой Мяч”? Ну, что же, Снейдер – наш Иньеста, изменивший игру “Интера” в лучшую сторону.

После невероятного 2010-го наступил новый 2011-й год. Синьор Массимо чувствует себя более близким к отцу?

– Я всегда чувствую, что нахожусь рядом с папой, но футбол – такая игра, которая всегда делает людей лучше. Семье Моратти удалось по прошествии длительного периода времени забрать в коллекцию миланского “Интера” многочисленные кубки, трофеи, медали. Я нахожу этот момент превосходным!

You may also like...

Добавить комментарий